Митрополит Олександр (Драбинко) (ol_drabinko) wrote,
Митрополит Олександр (Драбинко)
ol_drabinko

Александр Драбинко: УПЦ превратилась в некий островок русской идентичности в Украине Ч. 2

«Влияние УПЦ на общество действительно заметно падает»

С.К.: На протяжении последних лет УПЦ постоянно утрачивает позиции, теряет прихожан…

Видите ли, это утверждение не очевидно для церковного руководства. Влияние УПЦ на общество действительно заметно падает. Но число переходов из Московского в Киевский Патриархат по-прежнему невелико. Во всяком случае, на фоне общей численности УПЦ, которая, по данным на 1 января насчитывала около 12 тысяч 300 общин. Важен и психологический момент. Для иерархов УПЦ сегодня характерна психологическая установка на «малое стадо» или «спасающийся остаток». Если кто-то уходит – значит, он изначально был не достаточно воцерковлен. Но опасность этой установки в том, что ею можно объяснить любую – даже самую радикальную – маргинализацию.

Но ваши вопросы нужно адресовать не мне, а нынешнему священноначалию. Я уже четыре года не занимаю никаких официальных должностей.

Фото: Макс Требухов

С.К.: Однако, не можете не сопереживать…

Я сопереживаю. Но много ли меняется от моих сопереживаний?

О.Б.: То есть, в отношении изменений в церкви вы самоустранились?

Я не самоустранился. Я просто не являюсь членом команды Митрополита Онуфрия. Я с должным уважением отношусь к Предстоятелю. И буду относится к нему так и впредь, не взирая на то, как церковное руководство будет относиться ко мне. Но я нахожусь в оппозиции к новому церковному курсу УПЦ. Повторюсь: не к Митрополиту Онуфрию лично, а именно к стратегическому курсу УПЦ, который был выбран после смерти Митрополита Владимира. Вы обвиняете меня, что я «самоустранился». Но я не правящий епископ. Я – викарий, пусть и в высоком митрополичьем сане. И я не могу действовать сам по себе.

О.Б.: Почему?

Поскольку клирики Церкви обязаны придерживаться определенной канонической дисциплины. Приведу пример. Недавно меня пригласила в Мадриде украинская община. Большинство местных украинцев – прихожане Константинопольского патриархата. Поэтому ко мне обратились с просьбой послужить в храме Константинопольского патриархата. Местный архиерей дал на это свое благословение. Собрался хор, украинская православная диаспора Мадрида. Но оказалось, что в Киеве имеются возражения против этого богослужения и моей поездки в целом. Я перезвонил и переспросил. Мне дважды сообщили: «нет благословения». И я подчинился. Подчинился не потому, что я «трус» или «тряпка», а потому, что в Церкви существует субординация и дисциплина.

«В Церкви – и на уровне прихода, и на уровне епархии – нередки случаи, когда «погоду делает» не здравомыслящее большинство, а агрессивное меньшинство»

С.К.: Как вы оцениваете соотношение, скажем так, прогрессивно настроенных прихожан Московского патриархата с не очень прогрессивно настроенными прихожанами МП? И – аналогично - священников?

Сложно ответить. Здравомыслящих людей достаточно много. Но здравомыслящим людям всегда намного труднее самоорганизоваться. Здесь различные психологические установки. У фундаменталистов всегда «нет времени». Грядут «последние времена», «антихрист на пороге». А значит нужно действовать без промедления, сию секунду. А среди «прогрессивно настроенных прихожан», как вы выразились, господствует установка, что они выразители исторической тенденции и представляют «православие будущего». Но вот в чем беда: если это «будущее православие» наступит когда-нибудь само-собой, то зачем за него бороться, зачем прикладывать для его победы «лишние» усилия? Имеет значение и граница терпимости. Для фундаменталистов – любое альтернативное мнение это вызов, угроза самим основам церковности. А для либералов – разномыслие норма. Поэтому в Церкви – и на уровни прихода, и на уровни епархии – нередки случаи, когда «погоду делает» не здравомыслящее большинство, а агрессивное меньшинство.

Важно и то, что есть УПЦ, но нет какой-то канонической альтернативы. Миряне сегодня часто переходят из УПЦ в Киевский патриархат. А священники – весьма редко. Почему? Никто из клириков, воспитанных в УПЦ, не хочет уходить в канонический «туман». УПЦ признается мировым православием. А Киевский патриархат сегодня все еще существует в качестве «альтернативного православия», церковной структуры, которая не признается другими Поместными Церквями. И это имеет колоссальное значение для священства. Да и, скажем прямо, для верующих, которые на протяжении 25 лет слышат на проповедях, что отсутствие каноничности тожественно отсутствию благодати.

О.Б.: Нужно сказать, что на «каноничность» сейчас обращают меньше внимания.

Возможно, концепция «канонической Церкви» сегодня действительно все чаще критикуется. Но опять-таки посмотрите на статистику переходов из УПЦ в Киевский патриархат. Я не помню точной цифры. Думаю, что за последние три года могло перейти около 70 общин. А знаете, сколько людей подходят сегодня ко мне с одним и тем же вопросом: «как уйти из УПЦ, но остаться в единстве с мировым православием?»

С.К.: Это же страшно, когда к митрополиту УПЦ обращаются прихожане с вопросом «куда нам уйти?».

Согласен.

О.Б.: В интервью агентству «Укринформ» вы сказали, что митрополит Антоний Паканич воспринимался Блаженнейшим Митрополитом Владимиром как преемник. И что других альтернатив, мол, особо не было. А почему так? Почему, опять же, более чем за 20 лет не была воспитана плеяда новых церковных лидеров?

Я против черно-белого мышления, когда все, что имело место при Митрополите Владимире должно быть признано априори «хорошим», а все, что было «до» или «после» него – априори «плохим». Было и хорошее, и плохое. И правильные, и ошибочные решения. Но хорошего и правильного, я думаю, было намного больше.

К вопросу о плеяде новых церковных лидеров. Согласен с вами, что таковые нашей Церкви крайне нужны. Но здесь нужно понимать, что Митрополит Владимир был 1935 года рождения. И для него естественно было смотреть на тех, кто родился, к примеру, в 70-х, как на «мальчишек». Не нужно забывать и фактор Москвы. Когда там видели, что какие-то талантливые люди подходили к грани епископского рукоположения, их просто «снимали с дистанции». Или забирали в Москву «на повышение» – есть и такая форма ссылки. Как, к примеру, случилось с архимандритом Кириллом Говоруном, которого «повысили» с поста главы Отдела внешних церковных связей УПЦ до первого заместителя председателя Учебного комитета РПЦ.

Фото: Макс Требухов

О.Б.: Как поменялся уровень влияния Москвы за последние несколько лет?

Блаженнейший Митрополит Владимир пришел на Киевскую кафедру, когда независимость УПЦ была формальностью. Распался Союз. В Украине возникло автокефальное движение. И в октябре 1990 года было принято решение переименовать Украинский Экзархат в Украинскую Православную Церковь. Переименовать в нашей стране несложно. Сложнее было выстроить церковную жизнь в Украине таким образом, чтобы наполнить слова «независимая в управлении» реальным смыслом.

Митрополиту Владимиру это удалось. И при его жизни УПЦ по факту стало субъектом мирового православия. Мы наладили коммуникации с другими Поместными Церквами. Нас начали воспринимать не просто как часть Русской Церкви, а как самостоятельную единицу. Это была церковь Украинская, Церковь Митрополита Владимира. Оставалось лишь преодолеть церковное разделение и поставить вопрос о включении этой Церкви в общецерковный диптих. Митрополит Владимир понимал, что в процессах такого рода спешка не уместна. Но он дал благословение на смену риторики, на примирение и постепенное сближение с другими православными церковными сообществами в Украине.

Понятное дело, это не понравилось Москве. Там четко поняли, что независимость УПЦ во многом опирается на личный авторитет Митрополита Владимира. Против него стали системно бороться имперские круги. В итоге, когда не стало опоры, камень сам собой покатился с горы. Вот так и получилось.

О.Б.: Когда начался откат?

В 2007-м году, пик был в 2009-м.

О.Б.: Вы тогда это видели?

Видели. И как создавались соответствующие структуры. И знаем, кто за все платил.

С.К.: Кто платил?

Определенные круги в Москве.

С.К.: Новинский?

Да. Не исключаю.

Но давайте не будем все валить на Новинского. Выходили на сцену и другие персонажи. Вспомним хотя бы то кто и за чьи деньги привез в Украину Дары Волхвов. Общеизвестно, что это делалось за деньги Малофеева (Константин Малофеев – российский бизнесмен, спонсор Московского патриархата, подозревается в финансировании боевиков на Донбассе – LB . ua ) и при активном участии Гиркина (гражданин РФ, бывший главарь боевиков на Донбассе – LB.ua ).

О.Б.: Блаженнейший Владимир пытался этому противодействовать?

Он не мог ничего с этим сделать.

С.К.: В 2007-м не мог?

Он только смог приструнить... В 2007 году на заседании Архиерейского собора УПЦ было осуждено политическое православие – гремучая смесь из фундаменталистской религиозности и политических идей вроде «триединой Святой Руси». К слову, этот концепт приписывают черниговскому старцу, который в жизни такого не говорил. Но пошло-поехало…

А чего только стоило выступления в то время отца Андрея Новикова (священник УПЦ, известный своими антиукраинскими взглядами. Эмигрировал в Россию – LB.ua ) в Одессе? А «Новороссия»? Кто это все породил? Это уже в то время газета «Новороссия» выпускалась в Одессе…

О.Б.: То есть, шанса у вас справится с наступлением «русского мира» не было?

Не было никакого. Без помощи соответствующих государственных структур. А структуры, как вы видите, сработали в противоположном направлении.

Фото: Макс Требухов

То, что мы могли сделать – сделали, а того что не могли сделать – не сделали. Поскольку, извините, у нас было силенок маловато. И так, на уровне Предстоятеля, Синода, Собора епископов УПЦ – мы принимали документы. Насколько они были действенны... это другой вопрос. Но документы принимались. Для православия вообще характерно определенная «культурная шизофрения». У нас в документах одно, а в жизни – другое. Но что поделать? В Церкви нет каких-то силовых структур, которые приводили бы к выполнению декреты «партии и правительства». Поэтому наши политправославные как ходили крестными ходами, так и ходят.

Лівий Берег

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments