Митрополит Олександр (Драбинко) (ol_drabinko) wrote,
Митрополит Олександр (Драбинко)
ol_drabinko

Власть в церкви

Среди многих слов Христа есть слова, которые даются нам с огромным усилием. Слова-заповеди, жить по которым нам сложнее всего. Это слова о власти. «Вы знаете, – говорил Христос Своим ученикам, – что почитающиеся князьями народов господствуют над ними, и вельможи их властвуют ими. Но между вами да не будет так: а кто хочет быть большим между вами, да будет вам слугою; и кто хочет быть первым между вами, да будет всем рабом. Ибо и Сын Человеческий не для того пришел, чтобы Ему служили, но чтобы послужить и отдать душу Свою для искупления многих» (Мк. 10, 42-45).

Можно было бы сказать, что в этих словах Спаситель предлагает «отказаться от привычного нам представления о власти». Но это не так. Речь не о «привычном представлении», а о самой природе власти.

Структура власти охватывает и «большие», и «малые» миры. На ней основаны государства и медиаимперии, армия и бизнес, борьбой за власть проникнуты политическая и семейная жизнь.

«Непрекращающаяся, звериная борьба за власть, за успех. От этого чтения делается просто страшно. В каждом, самом даже маленьком «мирке» эта борьба движет всем, все собою определяет и все отравляет». Эти слова принадлежат отцу Александру Шмеману. А сказаны они по поводу книги Талеса «Царство и власть». Книги, посвященной миру культовой американской газеты «Нью-Йорк Таймс». «Борьба за власть, – продолжает размышлять Шмеман, – квинтэссенция падшего мира. Чтобы спастись, нужно бежать власти. Какой бы то ни было, всякой… видимой и невидимой (например, власти над душами). Я готов думать, что в этом мире всякая власть – от дьявола. Как человечны люди, никакой власти не имеющие и ни на какую власть не претендующие» (А. Шмеман. Дневники).

«Борьба за власть движет всем, все собой определяет и все – отравляет». Казалось бы, этот печальный диагноз Шмемана не должен касаться христианской Церкви. Однако отец Александр не случайно пишет, что ради спасения нужно бежать не только видимой, земной власти, но и власти невидимой – власти над душами…

«Христос – «далеко», а батюшка – близко», – как-то иронично заметил Блаженнейший Митрополит Владимир. «Батюшка благословил…» Увы, слова священника часто значат для наших прихожан больше, чем церковное учение, больше, чем слова Евангелия. Советская эпоха оставила в нас глубокий след. И по своей культуре, и по своей психологии немало наших соотечественников остаются «советскими людьми». «Все это время, – пишет про советскую эпоху о. Владимир Соколов, – активно подавлялось личностное начало: людей отучили принимать самостоятельные решения, нести ответственность. А эта глубоко укорененная привычка заставляет людей и в наше время искать тех, кто принимал бы за них решения, брал бы на себя ответственность за их поступки, даже за безнравственные (грехи). Во священнике такие люди как раз и видят того, на кого можно переложить нравственную ответственность» (Свящ. Владимир Соколов. Младостарчество. Соблазны и причины).

Многие, увы, отождествляют сегодня священника со жрецом. Оракулом. Многие, увы, полагают, что священнику ведомы особые Божии тайны, и он способен безошибочно распоряжаться их судьбой и свободой. Но оправдывает ли этот «социальный запрос» на младостарчество самих священников-младостарцев?

«Чтобы спастись, нужно бежать власти», – пишет отец Александр Шмеман. Почему бежать? Бежать от власти нужно, исполняя слово Христа: «Кто хочет быть первым между вами, да будет всем слугой». Бежать власти нужно, чтобы оставаться христианами. Бежать власти нужно, чтобы отношения между нами были по-настоящему христианскими. Бежать власти нужно, чтобы между нами был Христос, а наши отношения – были отношениями через Христа и во Христе…

В Церкви, безусловно, существует священноначалие или своя «каноническая власть». Но является ли наша церковная «власть» – властью в языческом смысле этого слова? Легитимна ли в христианской Церкви власть абсолютная, довлеющая над личностью и свободой человека? Может ли церковная власть унижать человека, отбирать у него свободу и достоинство?

Ответ на эти вопрошания очевиден, ибо любая власть в Церкви – власть несамостоятельная. Любая власть в Церкви – это власть во имя Христа, через Христа, во Христе. Но есть ли эта – тяжелая, не преображенная земная власть в Самом Иисусе Христе? Как свидетельствует Писание, дьявол соблазнял Спасителя властью. Но Христос не поклонился дьяволу и не получил от него взамен власти над всеми царствами земными. А та власть, к которой Господь призывает учеников, та власть, которая от Христа и через Христа, – это власть самоотречения, власть жертвенная…




Митрополит (Александр) Драбинко размышляет о природе власти, о ее структуре и делится воспоминаниями о Блаженнейшем Митрополите Владимире.
Митрополит Владимир

Церковная власть легитимна в Церкви. Но для того, чтобы оставаться властью Христовой, она должна осуществляться через служение, через жертвенное самоумаление личности начальствующего.

«Сын Человеческий не для того пришел, чтобы Ему служили, но чтобы послужить и отдать душу Свою для искупления многих». Эти слова Христа не дают нам возможности воспринимать Его призыв отказаться от первенства и стать «слугою всем» как метафору. Власть в Церкви, – утверждает Христос, – обязательно должна быть служением по своей природе. Власть в Церкви, – утверждает Христос, должна опираться на Его, Христа, собственный опыт первенства. И если власть самого Христа была властью жертвенной, то может ли быть в Церкви какая-то иная власть?

Мы часто вспоминаем о церковных канонах и важности их исполнения. Но вот он – канон канонов. Вот «правило правил» Христа: всяческая власть в круге Его учеников связана с умалением, с готовностью служить другим… «Раб рабов Божиих», – называл себя святой папа-аскет Григорий Двоеслов (540-604). Но удержаться на этой аскетической высоте христианским церковным властям удавалось далеко не всегда.

Слова Христа забылись. А институт власти в Церкви вновь возродился во всей былой античной мощи… Величественный церемониал, пышные богослужения, драгоценные богослужебные одежды, ставшие ювелирными изделиями наперсные кресты духовенства и мирян...

Казалось бы, слова Христа о рабстве первенствующих полностью забыты. Однако вспомним нашего покойного Предстоятеля Блаженнейшего Митрополита Владимира. Его жизнь формально соответствовала некому «византийскому стандарту». В ризнице Блаженнейшего были драгоценные облачения. Он ценил качественную и опрятную одежду. Митрополит Владимир любил посещать епархии и позволял себе делать это, на транспорте «высшего среднего» класса. Но каждый, кто видел лицо этого человека, знал: Блаженнейшему не нужна власть, ему не нужно человеческое почитание, он не стремится обладать имуществом. То, как общался, служил и проповедовал Митрополит Владимир, всегда свидетельствовало о том, что его власть подлинная, что она – от Христа…

Глядя на этого человека, можно было сказать: дороже всякой власти и богатства для него Христос… Подобно своему небесному покровителю святому равноапостольному князю Владимиру он нашей свой Драгоценный Бисер - Христа.

По своей должности Блаженнейший не мог избежать власти. Но владыка, как мог, бежал власти и ее искушений. Общаясь со своими собратьями-архиереями, священниками и мирянами, Блаженнейший всегда проявлял любовь и уважение к свободе другого человека. В его присутствии никто не чувствовал себя подавленным. Его мнение никогда не преподносилось как «единоправильное» и безальтернативное. «Я думаю… Как мне кажется…» Прибегая к таким формулировкам, владыка всегда призывал своего собеседника к общему размышлению и общей ответственности.

Соответствуем ли этому высокому пастырскому стандарту сегодня мы, сегодняшнее духовенство поствладимировой эпохи? Борьба определенных лиц за власть в Церкви, которая развернулась еще при жизни Митрополита Владимира, не дает нам утвердительного ответа. История даст свою оценку этому процессу и этим людям: рабам власти, а не рабам Христовым. Пример Блаженнейшего Митрополита Владимира свидетельствует: если грех заметен, то святость может быть неброской и тихой…

Будем же жить так, чтобы ближе всех нам был Живой Христос. Будем жить так, чтобы наша жизнь, наше церковное дело всегда были укоренены во Христе.

Митрополит Александр (Драбинко), специально для «Слова и Дела»

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments