Митрополит Олександр (Драбинко) (ol_drabinko) wrote,
Митрополит Олександр (Драбинко)
ol_drabinko

С чего началось непослушание Блаженнейшему Митрополиту Владимиру?

В свое время, в мои обязанности входила публикация журналов заседаний Священного Синода на официальный сайт УПЦ. Несмотря на официозность и паркетность, мне нравилось читать эти материалы. В какой-то степени, в них — новейшая, современная нам, история УПЦ. На Синодах поднимались разные вопросы. Исходя из этого, журналы (решения) также были разными: емкие, краткие, интересные, обыденные, важные, бытовые, местами скучные, в силу официозности, живые, эмоциональные, радостные, грустные, радикальные .... — этот список можно продолжать.

За период с 2006 по 2014-й год (именно столько времени я был ответственным редактором официального сайта УПЦ), мне больше всего запомнились Журналы заседания Священного Синода УПЦ от 21 февраля 2012 года.

Они были ХОЛОДНЫМИ, как и сам февраль и ТЯЖЕЛЫМИ, какой бывает несправедливость.

Это заседание возглавлял, старейший по хиротонии постоянный член Священного Синода УПЦ, митрополит Одесский и Измаильский Агафангел.

Может, мое личное восприятие этого события было бы иным, если бы не один сложный факт!

17 февраля 2012 года Блаженнейший Митрополит Владимир, находясь в больнице, направил митрополиту Агафангелу письмо, в котором написал: «Как нам стало известно, по Вашему благословению на 21 февраля 2012 года назначено заседание Священного Синода нашей Церкви. Следует заметить, что это было сделано без Нашего благословения и в нарушение Устава об управлении Украинской Православной Церкви».

Дата этого заседания была определена на Синоде, 26 января 2012 года, который также прошел под председательством митрополита Агафангела.

В письме Блаженнейшего Митрополита Владимира от 17 февраля 2012 года содержится формулировка, из которой следует, что он не был ознакомлен с повесткой дня заседания Синода от 26 января 2012 года.

Цитирую: «Прискорбно, что Вы не откликнулись на Наше приглашение посетить Нас в больнице 26 января сего года. Не со всеми решениями прошедшего в тот день заседания Священного Синода УПЦ Мы согласны».

Среди журналов от 26 января 2012 года, с которыми Блаженнейший был не согласен, стало решение об утверждении нового состава Комиссии по подготовке изменений и дополнений к Уставу об управлении УПЦ (Журнал №5).

Это логично, так как в эту группу целесообразно было бы включить тех людей, которые работали над созданием старой редакции документа и имели непосредственное отношение к уставной работе. Но этого не произошло.

Не был согласен Предстоятель УПЦ и с решением о смещении архиепископа Переяслав-Хмельницкого и Вишневского Александра (Драбинко) с должности настоятеля деревянного храма в честь Всех святых комплекса Воскресенского кафедрального собора (Журнал №7).

В несогласии с этим моментом также есть справедливость, ведь владыка стоял у истоков этого проекта. И при нем процесс строительства двигался, пусть и нелегко. Еще до появления каменных стен, на той платформе уже была сформирована сплоченная община, и активно действовал Духовно-просветительский центр.

Если у синодалов было желание назначить ответственным за строительство собора митрополита Черкасского и Каневского Софрония (Дмитрука), это можно было сделать, не ломая строй жизни Всехсвятского клира и общины.

Владыка Софроний — опытный архитектор, а владыка Александр отлично знал ситуацию в Киеве, имея выходы по потенциальных меценатов, без которых тяжело запустить строительство. Если цель — воздвигнуть собор, а не сместить неугодного, тандем весьма удачный.

В конце своего письма от 17 февраля 2012 года, Блаженнейший Митрополит Владимир еще раз подчеркивает: «Назначение Вами (митрополитом Агафангелом — А.А.) на 21 февраля сего года заседания Священного Синода УПЦ противоречит в данный момент Уставу об управлении УПЦ и является нецелесообразным....».

Таким образом, получается, что заседание Синода от 21 февраля 2012 года нарушило соборность УПЦ.

Оно состоялось, несмотря на конкретное указание Предстоятеля УПЦ: «... О дате следующего заседания Синода, согласно Уставу об управлении УПЦ, будет определено Нами, о чем члены Священного Синода будут оповещены дополнительно...».


Кого-то осуждать за это — не мой уровень. Но, чисто по-человечески, мне это кажется странным. Можно допустить, что члены Синода не были ознакомлены с письмом Блаженнейшего на имя митрополита Агафангела, от 17 февраля 2012 года. Но возникает вопрос: если есть официальная информация о том, что «...Господь поступово відновлює сили Його Блаженства, Блаженнішого Митрополита Київського і всієї України Володимира після тяжкої недуги» (выдержка из справки Синода от 21 февраля 2012 года), почему не провести заседание в тот день, когда он смог бы его возглавить?

В решениях февральского Синода чувствуется спешка, на что указывает непоследовательность выводов и формулировок.

Например, на заседании 26 января 2012 года была создана специальная комиссия по изучению вопроса о принятии Верховной Радой Украины Закона «О паломничестве» — во главе с председателем ОВЦС УПЦ архиепископом Переяслав-Хмельницким и Вишневским Александром (Журнал №9). Результатом ее работы должно было стать обращение Синода к Председателю Парламента, которое, и это логично, должно быть принято и направлено следующим Синодом.

Но на этом (следующем) заседании (21 февраля 2012 года), журналом №23 архиепископ Александр смещается с должности главы ОВЦС. А о комиссии и обращении Синода по поводу вышеуказанного Закона речь вообще не идет.

Само это кадровое решение не подкреплено указанием профильных причин увольнения. Теоретически получается, что владыка Александр пришел на Синод, чтобы доложить о результатах работы своей комиссии, а ему сказали: «Уже не нужно. Вы свободны!». Где логика?

Более того, как бы кто не относился, в то время, к личности архиепископа Александра, официально не было зафиксировано никаких претензий к работе ОВЦС. Наоборот, это был плодотворный период развития международной деятельности УПЦ, как, кстати, и при архимандрите Кирилле (Говоруне), в бытность его главой ОВЦС.

В Справке февральского заседания приведена масса обвинений в адрес архиепископа Александра, но ни одно из них не связано с его работой в ОВЦС.

Увольнение с этого поста имеет лишь одно объяснение. Глава ОВЦС, если он в архиерейском сане, вводится в состав Священного Синода, в статусе постоянного члена. Очевидно, что в той нестабильной ситуации кому-то было нужно аннулировать право архиепископа Александра влиять на решения Синода. Единственный способ добиться этого — исключить его из числа постоянных членов Синода.

Как человеку, который 10 лет работал на официальном сайте УПЦ, мне непонятно решение Синода о смещении его с должности главного редактора этого ресурса. Во-первых, потому что на эту должность его назначил не Синод, а Предстоятель УПЦ. Следовательно, он же мог его и уволить, при наличии оснований. Но их также не было. Наоборот, сайт, при этом руководителе, эффективно развивался. И это во-вторых.

Интересно, что на февральском заседании синодалы не «тронули» должность секретаря Предстоятеля УПЦ. Хотя и этому есть объяснение, ведь при таком отношении к Предстоятелю, как мы видим на тот момент, его секретарь также слабо воспринимался всерьез.

Понятно, что назначение и увольнение секретаря — это прерогатива Предстоятеля УПЦ. Ничего не мешало синодалам подготовить обращение к Предстоятелю УПЦ, в котором можно было конструктивно сформулировать претензии к секретарю и попросить сместить его с занимаемой должности.

Но сам факт проведения этого заседания, вопреки указанию Блаженнейшего Митрополита Владимира не делать этого, показывает, что ни Предстоятель, ни тем более, архиерей, в статусе его секретаря, не могли повлиять на процесс принятия и реализации синодальных решений.

К журналам Синода прилагается Справка, в которой изложены обвинения а адрес архиепископа Александра. На основании этой справки, Синод принял решение о его увольнении с вышеуказанных должностей.

Эта справка — обычная жалоба.

Но Синод не может рассматривать абстрактные жалобы, без конкретного указания на то, кем они были сформулированы. Тем более, известно, что при наличии письменной жалобы на постоянного члена Священного Синода обязательно должен быть конкретный заявитель: физическое лицо или церковная структура.

Справка февральского Синода больше похожа на эмоциональный обвинительный вердикт, а не на документ, который можно принять во внимание, на серьезном уровне. Главным образом, потому что она не подкреплена никакими материалами, которые бы свидетельствовали о том, что вопрос об образе жизни и деятельности владыки Александра изучала, к примеру, компетентная дисциплинарная комиссия.

А формулировка о том, что действия этого архиерея являются «.... клеветой на соборный разум Церкви и хулой на Духа Святого», сама по себе, является не каноничной.

Такие выводы может делать только Церковный суд. Но к журналам заседания этого Синода не прикреплены ни материалы досудебного разбирательства, ни решения суда, которых попросту не существует.

Вопрос о том, имел ли право Синод действовать таким образом — риторический.

Уверен, что, при активном участии в процессе Блаженнейшего Митрополита Владимира, такого дисциплинарно-канонического абсурда в журналах Синода не было бы.

И последнее, на что обращу внимание в этом посте, это фраза из Справки февральского Синода о том, что владыка Александр, якобы «...організовує публікацію в антицерковних ЗМІ строго конфеденційних церковних документів, призначених для ознайомлення виключно членам Священного Синоду».

Я согласен с тем, что конфиденциальными документы называют не просто так. И не все следует публиковать.

Но есть момент: если, к примеру, не брать во внимание письмо Блаженнейшего Митрополита Владимира митрополиту Агафангелу, от 17 февраля 2012 года, то получится, что заседание Синода 21 февраля 2012 года прошло с согласия Предстоятеля Украинской Православной Церкви. Но это далеко не так.

Вряд ли бы Митрополит Владимир позволил превратить Синод из рабочего органа, решающего вопросы в репрессивную структуру, расправляющуюся с неугодными.

Февраль 2012 года стал сложным периодом в жизни Украинской Православной Церкви. Блаженнейший Митрополит Владимир серьезно болеет, а архиепископ Александр отвечает, перед Синодом, за его лечение.

Члены Священного Синода призывают верующих УПЦ сугубо молиться об исцелении своего Предстоятеля.

Благородно! Но что мешало, ради мира церковного, отложить «сведение счетов» на месяц-другой?

И, наконец, то, что это заседание Синода состоялось вопреки официальному письму Предстоятеля УПЦ от 17 февраля 2012 года, на имя старейшего постоянного члена Синода УПЦ, априори «обнуляет» обвинение владыки Александра в том, что он якобы «... штучно протиставляє Священний Синод Української Православної Церкви її Предстоятелю».

21 февраля 2012 года Синод сам противопоставил себя Предстоятелю УПЦ, поставив под сомнение объективность соборного разума Церкви, в тот, конкретный, момент...

Александр Андрущенко

Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment